Modern Ukraine

Be the story, be the change

facebook twitter

Крымский художник рисует без рук

Крымский художник рисует без рук

В симферопольском арт-центре открылась выставка работ одного из самых удивительных мастеров Крыма. У Мустафы Муртазаева нет обеих кистей, но он прекрасно рисует, прикрепляя к руке карандаш или кисточку. Его экспозиция называется «Видения любви», и художник поясняет, что выставил свои новые картины о радости жизни, о вере во что-то светлое, в то, что не умирает никогда, — о любви.

Мустафа — необычный художник. И дело не в ярких красках, в которых все же нет легкости. Дело не в таланте и способностях. Дело — в пресловутой и избитой временем и дежурными фразами силе духа. У живописца уже более двухсот работ. Любимые направления — натюрморты, пейзажи. Он сочиняет стихи, музыку, участвует в зарубежных экспозициях. О нем говорят и пишут. А он считает, что художник — это тот же доктор, который узнает человека изнутри — и показывает ему и силу, и красоту, и недостатки. Он верит, что с помощью кисти можно вылечить от тоски, неверия, злобы, отчаяния. Пишет Ирина Керженцева в газете Сегодня.

РОДИТЕЛИ НЕ ЖАЛЕЛИ. Объяснить родителям, почему их первенец родился без кистей обеих рук и стопы, врачи не смогли. Мама Мустафы тяжело работала на хлопковых полях Узбекистана, которые обрабатывались химикатами. Возможно, именно поэтому. В Приветное, которое прежде называлось Ускутом, семья Муртазаевых переехала в 1989 году. Начали строить новый дом, который пока так и остается недостроенным. Денег нет. «Родители меня не жалели. Все заставляли делать самого, — вспоминает художник. — И я им за это благодарен. Они меня, конечно, рыбьим жиром перекормили (улыбается), и из-за этого я теперь ничего жирного есть не могу, но ничего. Не это главное».

 Чаепитие. Своим картинам Мустафа придает национальный колорит. Фото: Д. Ахметов

РАВНЯЛСЯ НА БРЮСА ЛИ. Учился Мустафа в обычной школе. После девятого класса посещал Алуштинскую художественную школу. Затем окончил Крымское художественное училище им. М. С. Самокиша. Ну а совсем скоро он завершит обучение в Крымском филиале Национальной Академии изобразительного искусства и архитектуры. «Может, когда-то было и нелегко, — говорит художник. — Но это ничего, ведь рисовать я научился раньше, чем писать. Малевал везде: на стенах, на линолеуме, на досках. Рисовал все, что видел вокруг: собак, кур, коров. Особенно нравилось наблюдать за кошками, за их мягкими и пластичными движениями. Помню, одной из моих первых более-менее серьезных работ были вороны. Нравятся мне почему-то эти птицы. А еще помню, как-то написал маслом кораблики... получились будто вышитые. Ничего не знал тогда ни о том, как правильно рисовать, ни о том, какими бывают техники. Я просто делал то, что нравится (смеется). И также просто любил смотреть передачи о животных. Как-то для себя даже решил, что я тигр. А значит, не должен отступать».

Когда-то кумиром Мустафы был Брюс Ли. Как и актер, парень отжимался от пола до двух тысяч раз и занимался восточными единоборствами. Случалось, что и драку затевал, защищаясь от обидных нападок. Его все боялись. «Потом меня перестали трогать, — рассказывает он. — И я перестал драться. Силы своей испугался. Увы, сейчас я спорт забросил, но, вообще-то, он меня спас. Я очень много занимался. Смотрел на своего отца, и мне хотелось быть таким же большим, сильным и крепким, как он».

«Жену бы мне и на Х-фактор»

Мечты у Мустафы приземленные. «Ой, мечтаю о персональной выставке в Киеве, — улыбается Мустафа. — Хорошо было бы побывать с работами где-нибудь в Италии и Франции. А еще мечтаю поучаствовать в проекте «Х-фактор». У него уже и репертуар собран. Пишет и поет он песни русские, украинские и крымскотатарские. Кстати, собирается изучить итальянский язык, ведь четыре года обучался оперному искусству.

«Признаться еще? Мне очень хочется написать портрет Рефата Чубарова, — смеется Муртазаев. — Но он, видимо, этого не знает, потому заказов не делает. А если серьезно, то желания у меня обычные, мужские: купить квартиру и жениться». И добавляет, что если уж что-то для себя решил, что-то придумал, то обязательно сделает. Только немного грустно ему от того, что заказов почти нет. «Говорят, хорошо, но дорого, — сокрушается художник. — И не берут. Но ничего, прорвемся. Мне нравится, когда трудно. Это проверка на прочность. Не люблю людей, которые себя жалеют. Терпеть не могу от кого-то зависеть. Знаю — если рождаются идеи, то их нужно воплощать в жизнь, не обращая внимания на трудности».

Мастерит будки, чтобы отдохнуть

Летом Мустафа зарабатывает, рисуя на набережной портреты отдыхающих. Карандашом на бумаге. Сначала очень комплексовал, если не получалось и сходство было не столь заметным. А потом перестал. Ведь у каждого художника свое видение человека. А еще он разрисовывает морские камни замысловатыми узорами и пейзажами. Сейчас «эти милые штучки» все больше дарит. Раньше, когда с деньгами было совсем туго, продавал, чтобы выжить. «Но вообще-то я считаю, что чем больше отдашь, тем больше у тебя останется, — смеется живописец. — Все бы раздаривал, но понимаю, что без денег никак. Но мне нравится дарить людям радость. Делать для них что-нибудь приятное».

Мустафа любит работать на улице. Во дворе. В доме на него «давит атмосфера бесконечного ремонта» и то, что «люди разные приходят-уходят». А хочется спокойствия и умиротворенности. «Еще очень море люблю, — говорит живописец. — Могу часами стоять на набережной и смотреть. Море… оно такое разное, такое сильное и непредсказуемое... А вдохновение приходит, когда мне тоскливо. Тогда и хочется что-то сделать, выплеснуть на полотно все, что накопилось. Бывает, что сначала я будто слышу внутри себя музыку, тогда и принимаюсь за работу. А бывает, что сюжет полотна приходит ко мне во сне. Знаю — мир с тобой и в тебе, если ты его услышишь. И увидишь. Ну а чтобы отдохнуть и отвлечься от всяких мыслей, занимаюсь тем, что ну никак не связано с живописью, например, сколачиваю будки для собак.







Loading...